Дети Карла Шмидта

В День города хотелось бы вспомнить людей, которые служили Кишиневу с редкой преданностью. Карл Шмидт стоит третьим в списке градоначальников города. Однако он – едва ли не лучший городской голова в истории города. О 26-летней деятельности этого удивительного человека на благо бессарабской столицы и его жителей написано немало. Шмидт провел водопровод, газовое освещение, при нем появилась конно- железная дорога. Голова инициировал строительство здания Городской думы, в котором теперь работает примэрия. Под председательством Карла Александровича строилась женская гимназия Дадиани, кишиневский инвалидный дом, от которой сохранилась часовня (теперь церковь) на Рышкановке, рядом с бывшим кинотеатром “Шипка”.
По предложению градоначальника, академик Опекушин, в то время работавший над монументом Пушкина в Москве, изваял для Кишинева статую поэта в полный рост. Но собранных кишиневцами средств не хватило, и остановились на бюсте. Карл Александрович контролировал все этапы строительства памятника, участвовал в закладке его первого камня. Как, впрочем, и в возведении монумента Александру I. Кстати, с ним произошла любопытная история.
В 1930 году газета “Голос Бессарабии” опубликовала заметку. В революционные 1917-18 годы румынские власти снесли пятиметровый памятник российскому государю. Но лидер либеральной партии Братияну (в то время губернатор Бессарабии), сохранил мраморную доску с надписью: “Царю – освободителю от благодарной Бессарабии”. Мрамор, привезенный с Урала, был необычайной красоты. Братияну установил красивую доску на парковой скамеечке в своем имении “Фурника” в Бухаресте. Газета подняла шум по этому поводу. И тогда губернатор выступил в газете с заявлением, что он не присвоил мемориальную доску, а ее ему подарил примар Кишинева Генрих Пынтя.
*Мечта о европейской столице
Карл Александрович все делал для того, чтобы Кишинев с достоинством носил имя европейской столицы – не только культурного, но и толерантного города. Еврейский погром 1903 года стал настоящим шоком для городского головы. В те трагические дни он послал телеграмму министру внутренних дел в Петербург, созвал чрезвычайное собрание городской думы, организовал сбор средств для пострадавших. Более того, он в своем доме приютил несколько семей. Отправил еврейской больнице, которая оказывала врачебную и психологическую помощь жертвам погрома, отправил из собственного дома весь запас дров.
Эти трагические события изменили его жизнь. В сентябре 1903 года Шмидт по собственной воле ушёл с должности главы города. И хотя экс- градоначальника не стало в 1928 году, мы мало что знаем, как жил Карл Александр последние 25 лет. Тем не менее, он не прозябал от скуки. Продолжал исполнять обязанности почетного мирового судьи, был директором городского кредитного общества (это огороженное здание, примыкающее к гостинице “Leo Grand”, уже приготовлено к сносу), возглавлял попечительский совет коммерческого училища, “добывал” средства на работу благотворительных столовых для городской бедноты.
Одна из них даже носила имя Шмидта. За безупречную деятельность градоначальник был удостоен орденами Святого Станислава, Святой Анны, Святого Владимира. Тем не менее, когда он умер, то над его могилой поставили скромный деревянный крест. Выяснилось, что городской голова в завещании просил не устраивать пышных похорон, а деньги, собранные на “венок”, просил передать в столовые для бедных горожан. Последний приют Карла Александровича не сохранился. На месте лютеранского кладбища, где он был погребен, построили кинотеатр “40 лет ВЛКСМ” (ныне “Гаудеамус”)…
*Дети градоначальника
Завесу личной жизни Карл Александровича нам помогла приоткрыть постоянная читательница нашей газеты – Татьяна Николаевна Янушевская. Бывает же такое! Мама Татьяны Николаевны была крестницей одной из дочерей Карла Александровича. Впрочем, обо всем по порядку. Карл Шмидт взял в жены Марию Ивановну Кристи, наследницу имения в Телешово (ныне – с. Телешеу Оргеевского района). От этого брака родились четверо детей: Владимир, Александр, Татьяна, Мария. Владимир Карлович и Татьяна Карловна были крестными Марии Дзельницкой, будущей мамы нашей читательницы. Они ее потом и венчали. Мария в честь крестной назвала свою дочь.
Владимир Карлович Шмидт, следователь по профессии, связал свою жизнь с Еленой Вольской, дочерью детского врача Карла Вольского. Их дочерей Екатерину и Марию в семейном кругу называли “Киса” и “Мушка”. Мария Дзельницкая, мама нашей читательницы, не одно лето провела с дочерьми крестного. Девочки вместе отдыхали на Днестре в имении Слободзия-Душка (ныне – Криулянский район). Владимир Карлович владел большим хозяйством: спиртовым заводом, мельницей, пасекой. В 1938 году Владимир Шмидт скончался. Мушка и Киса, его дочери, обе незамужние девицы, в 1940 году уехали в Румынию.
Татьяна Карловна Шмидт окончила Смольный институт благородных девиц в Петербурге. Во время первой мировой служила в госпитале сестрой милосердия. Избранником Татьяны Карловны стал Иван Антонович Мануйлов, офицер царской армии, сын заместителя ее отца или как тогда говорили – товарища городского головы. Детей у Мануйловых-Шмидт не было.
В 1940 году супругов, которым было далеко за пятьдесят, арестовали сталинские соколы. На вокзале арестованных посадили в разные вагоны, и они расстались навсегда. Иван Антонович не вынес испытаний, умер по дороге в ссылку. Останки зятя кишиневского градоначальника выбросили на неизвестной станции, вместе с другими трупами. После многомесячных скитаний Татьяну Карловну вместе с сотнями несчастных выгрузили где- то возле Аральского моря, посреди пустыни.
Для одинокой ссыльной, потерявшей всех родных и близких, единственным родным человеком осталась крестница – Мария Дзельницкая, которой она прислала несколько писем. “Мусенька, – писала дочь Карла Шмидта, – живем трудно. Питаемся яйцами, которые долго разыскиваем в песке. Самый большой праздник, это когда находим в песке черепаху”. Крестница не только ей отвечала, но и высылала посылочки и деньги. Последнее письмо вернулось в Кишинев с припиской: “Адресат выбыл”. Татьяна Карловна Шмидт-Мануйлова умерла от голода и лишений, не протянув в ссылке и года.
*На фото:
Мария Ивановна Шмидт, жена городского головы, с первенцем.
Редакция газеты благодарит Татьяну Николаевну Янушевскую за любезно предоставленные ею фотографии, которые публикуются впервые.

Авторы: Владимир ТАРНАКИН, Татьяна СОЛОВЬЕВА

Кишинёвский Обозреватель
выпуск № 37 от 2009-10-14 http://www.ko.md/main/view_article.php?issue_date=2009-10-14&issue_id=1381
Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s